Ченси Гарденер (shotlandez) wrote,
Ченси Гарденер
shotlandez

Categories:

"Кожа, в которой я живу" Педро Альмодовара



После двух малоудачных фильмов, собравших, однако, хорошую кассу, маэстро Альмодовар решил вспомнить, что он фрик, хулиган и ниспровергатель всякого рода моральных основ. Но когда я смотрел «Кожу, в которой я живу», я вспоминал не старые фильмы Альмодовара, а картины Дэвида Кронненберга.
 
К Кронненбергу можно относиться как угодно. Для меня он – кинематографист волею Б-жией, прекрасно чувствующий язык и форму кино, но при этом снимающий холодную, бездушную и патологически красивую чушь. Из последней его работы, которую я посмотрел – «Паука», мне не запомнилось ни единой реплики, ни кадрика. Однако полтора часа я получал чистое киноманское удовольствие только лишь от созерцания того, как люди входят в кадр и выходят из него.
 
Такое кино сродни онанизму, когда в финале совсем не обеспечен оргазм: ты встаешь с дивана, выключаешь DVD-проигрыватель и говоришь себе: «Дружище, а на что ты, собственно, потратил эти полтора часа своей жизни?» Хотя в целом процесс был приятен.
 
«Кожа, в которой я живу» - в такой же степени симулякр кино, в которой онанизм выступает суррогатом секса. Если бы не навязчивые ассоциации с Кронненбергом и безэмоциональность, этот фильм можно было бы считать вершиной творчества Альмодовара. Каждый кадр тщательно продуман и вполне изысканно воплощен в пленке, хоть целый день напролет жми на паузу и любуйся. Столь же тщательно продуманные детали сообщают происходящему на экране достоверность и привкус легкого безумия. 
 
Но Кронненберг, при всей своей пустоте, сделал бы из этой истории какую-нибудь очередную метафору о загнивающем западном обществе. У Альмодовара же получился анекдот, пускай нарисованный изящными мазками и заключенный в изысканную и дорогую раму, но суть от этого не меняется. «Кожа, в которой я живу» - это довольно пошлый и не всегда смешной анекдот.
 
Пошлостей и двусмысленности хватало и в других фильмах Альмодовара, причем самых лучших. Но эти фильмы спасала парадоксальная, как для такого фривольного мастера, целомудренность в показе секса, а в теме сексуальных отклонений – мягкая ирония и сочувствие. Наконец, эти фильмы были до предела насыщены простыми  человеческими эмоциями, пускай и не без нагнетания мелодраматических страстей.
 
А ведь именно эмоции могли бы придать этой неправдоподобной истории минимальную достоверность. Даже свои излюбленные хитросплетения семейных уз на грани патологии Альмодовар проговаривает походя, скороговоркой. В общем, эксперимент не удался: как для создания нуаров у Альмодовора не совсем подходящий темперамент, и иначе устроен глаз.
Tags: КИНОрецензии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments