June 24th, 2010

Надежда Кожушаная. "Нога" (Киносценарий)

Продолжение. Начало читайте здесь: shotlandez.livejournal.com/351124.html и здесь: shotlandez.livejournal.com/351481.html#cutid1



5. НОГА


— Ну что, Валерий Мартынов? — Врач отнес костыли в сторону.
— Все хорошо. — Мартын улыбнулся.
— Спишь?
— Хорошо.
Медсестра принесла протез — дюралевую ногу, — они с врачом присели возле Мартына.
— Давно спишь? — спросил врач.
— Да. Уже, наверное, неделю. Даже больше.
Врач кивнул.
— Последние сны были не страшные. А может быть, привык. Ужас есть, но какой-то... Как будто восторг. — Он хихикнул. — Наверное, похоже на роды.
— О-о! — Врач удивился и посмотрел ему в лицо.
— Правда. И что нога болит, уже не кажется.
— Встаем? — Сестра готовилась держать Мартына за локти.
— А можно мне быть здесь, пока я научусь ходить? — Мартын боялся подняться.
— Встали! — Врач стал серьезным.
Его взяли под локти — и он поднялся.
— Снов-то больше нет, — сказал он.

Collapse )

Продолжение следует...
___________________________________________
Оцифровка Елены  Кузьминой aka
[info]lenka_lesoleil

ПОРОК НА ЭКСПОРТ. "Затерянный в Сибири" (1991, реж. Александр Митта, сцен. А. Митта, Валерия Фрида).

http://i.piccy.info/i4/28/80/157b8a89b12b2153f39d848b3893.jpeg

Если бы Александр Митта родился в Америке, он стал бы Стивеном Спилбергом. Митта был одним из немногих советских режиссеров (сюда можно также отнести Сергея Бондарчука), тяготевших к голливудской эстетике масштабного, сложнопостановочного кино - массового зрелища, которое сочетало бы в себе как бы американский размах и якобы русский психологизм. 

Collapse )

Немного пиара

Хочу порекомендовать всем, кто навечно остался в восьмидесятых - или желает нырнуть туда с головой, ЖЖ вот этого чувака - leatherface_ua

Этот парень совершенно искренне любит восьмидесятнический хард-энд-хеви и кинотрэшнячок. Откуда, спросите вы, я раскопал такие фильмы, как "Мастер-кукольник" или "Дрожь земли"? Именно в коллекции leatherface_ua , чьим давним знакомцем (лет 15-18 наверняка) и по совместительству соседом я являюсь.

Читаем, не стесняемся.

Посвящается всем коллегам-журналистам

- Мы ехали с ним пьяные в такси,- сказал А. П.- Он, этот поросенок, служил корреспондентом радио и телевидения. Это мы пьяные ехали к покойнику Кольке, который тогда был еще живой. Везли водку, вино, колбасу. У Кольки жили три девки-стюардессы. Поросенок рассказывал анекдот, как Чапаев хотел сесть на рельс. 'Подвинься, Петька, я тоже сяду',- сказал он и вдруг насторожился. 'Шеф, вруби радио погромче',- сказал он таксисту. 'Ну так и что Чапаев-то?'- обратился я.

И вдруг стал страшно поражен его видом. Телерадиопоросенок сидел выпрямившись, острые плечи его торчали острыми углами, спину он, можно сказать, выгнул в противоположную от естественной сторону, свинячьи глазки его мерцали в полутьме холодно и бесстрастно.

'Ты что, чокнулся?'- изумился я.

'Цыц!'- не своим голосом взвизгнул он.

И только тут я сообразил, что он, видите ли, слушает радио. А по радио говорили примерно следующее:

'В преддверии праздника Ленинский комсомол на двух механизированных жатках и тогда парни решили взять этот рубеж что ж задумка как говорится встретила поддержку у старших товарищей всего коллектива молочнотоварной фермы молодцы парни теперь все знают у комсомольцев Больше-Ширинского района слова с делом не расходятся передаем для них песню 'Пашем-сеем-усираемся' в исполнении вокально-ииструментального ансамбля...'

Корреспондент отер лоб платком и лишь тогда выдохнул:

'Нет, все-таки ради этих минут, секунд стоит жить и работать!'

'Каких таких минут-секунд?'- не понял я.

'Ради ЭТИХ секунд!'- нажал он, и я вдруг сообразил в чем дело.

Евг. Попов, "В тумане"