May 24th, 2010

Закрывая вопрос с Михалковым

Прежде чем суммировать информацию по Каннам и начать знакомство с победителями этого года (включая кено Лозницы – во первых, в данном случае главное не победа, а участие, а во-вторых, я так люблю пост-перестроечную чернуху, бессмысленный и беспощадный русс нуар), поделюсь мыслью по поводу пролетевшего над Каннами, как фашистский самолет с торчащей из него вражеской сракой, фильма УС-2.

Это мысля мне пришла на выходные, но я был без Интернета, так что делюсь сейчас. Я понял, что мне не давало покоя в этом фильме все это время. Его СТРУКТУРА. Он построен по принципу классического слэшера.

Мы видим людей, как правило, молодых, который в большинстве своем представляют собой ряд типажей – толстый, блондинка, умник, оторва, заучка, неформал, голубой и т.д. Мы ничего не знаем об этих людях и не узнаем (а соббсно, и не должны – это типажи, а не характеры), мы видим только несколько часов/дней их жизни перед тем, как всех их по очереди и изощренно убьют.

Собственно говоря, именно такие события мы и наблюдаем в УС-2, с той лишь разницей, что хороших парней крошат в капусту не американские маньяки, а фашистские солдаты.

Нет, определенно, этот фильм уже сегодня стал классикой трэша. Нет так прост Никита Сергеич, как кажется.

Collapse )

Мнения критиков и блоггеров относительно последнего Канна и ейного фаворита разделились

Collapse )

Сознательно бросается говном только Эдуард Вениаминович Савенко, но его псевдоним обязывает.  Гомосексуально-мистическая сказка - это, конечно же, подозрительно звучит, но не думаю, что такой парень, как Бертон, награждает исключительно исходя из политических мотивовировок.

Бум искать и смотреть в меру сил и возможностей.

Так говорил Вуди Аллен

http://www.uem.br/cinuem/images/stories/woody-allen-4208-1.jpeg

Я рос под влиянием Ницше и Фрейда. Мой любимый автор – Юджин О’Нил. Все они гораздо лучше, чем я, сумели сказать о том, что единственный способ переносить жизнь – придумать какую-нибудь иллюзию и поверить в нее. Нужен некий фильтр, который не позволит соприкоснуться с жизнью вплотную. Иначе – слишком страшно. Но мне, увы, трудно морочить голову себе самому, несмотря на то, что меня воспитывали очень религиозные люди. Они во всем слушались ребе, я считал их дураками, но факт остается фактом: они счастливее, чем я, потому что они верят.

Когда мне было лет 20–30, мы терпеть не могли голливудские фильмы. Все время смотрели и обсуждали европейское кино – Бергмана, Феллини, Трюффо, Бунюэля. Не только европейское – еще Куросава… Это были наши боги. Если бы меня тогда спросили, кем я хочу быть, я бы сказал: «Зарубежным режиссером». Но это было невозможно – я же американец. Но вот прошли годы, и изменившиеся финансовые условия превратили меня в зарубежного режиссера – де-факто. Да, я могу найти бюджет и в Соединенных Штатах. Но тебе дают деньги только при условии, что ты заранее покажешь сценарий, согласуешь актеров. Студии хотят быть соавторами фильма. В Европе все по-другому. Если им нравится режиссер, они просто дают ему деньги и степенно удаляются.

У меня есть бюджет еще до того, как написан сценарий. Он пишется за два месяца. У меня остается время играть в джаз-банде, заниматься с детьми, смотреть бейсбол. Поверьте, у меня много свободного времени – я не работаю с утра до вечера круглый год без перерыва.

openspace.ru