November 11th, 2009

Толково о Пелевине

...мы снова возвращаемся к вопросу о месте В. П. в нынешней русской литературе — рассматриваемой в качестве социокультурного, а не только художественного феномена. Это место шута, которому, в общем, все можно.

Ну представьте себе, что кто-то сегодня говорит то же, что Пелевин: космический смысл существования России заключается в переработке солнечной энергии в народное горе. Голову, конечно, не отрубят, и в Алексеевский равелин не запрут, но уж истерика на две тысячи комментариев в блоге какого-нибудь русофобоеда обеспечена. В «t» (как, впрочем, и в более ранних книгах) вообще ничего святого.

Тут тебе и двухголовый старец Федор Кузьмич, и Оптина пустынь (соловьев), и Достоевский. И русская идентичность, и христианство — они не то чтобы подвергаются осмеянию, но препарируются (деконструируются) безо всякого пиетета. О «чекистах», «либеральной башне» и прочих приметах текущего времени вообще речи нет: актуальные смысловые конструкты Пелевин пинает походя, не удостаивая их особым вниманием. Никому нельзя (см. попытки тащить на цугундер В. Ерофеева) — а ему можно.

Это и называется «шут», или, если угодно, трикстер. Возможно, дело в том, что Пелевин деконструирует все, то есть не видит разницы между «русским» и «нерусским», «традиционализмом» и «либерализмом», большевиками и чернецами: сила ночи, сила дня — всё одна хуйня, как известно.

Настоящего трикстера трудно ухватить, у него вроде все отовсюду торчит, но он в совершенстве владеет техникой непротивления злу насилием (искусство это в новом романе называется «незнас» — в аббревиатуру, конечно, зашито «незнание»), и как-то ото всех ускользает, оказываясь своего рода Колобком.

Полностью: www.openspace.ru/literature/events/details/13262/